28 июн / 2017
28 июн / 2017
БРЕСТ
21°
23°
БРЕСТ
21°
23°
БРЕСТ
21°
23°
Колонка Б. Павловского. Итоги апреля: приглушенный свет в конце туннеля

Проект "Колонка Б. Павловского"

05 мая 2017

1Десять лет назад на конгрессе востоковедов в Анкаре обсуждался вопрос о том, как оценить величие той или иной личности в истории. Большинство участников сошлись во мнении: великим можно признать государственного деятеля, который сумел так организовать систему, чтобы она работала без него. Если система работает, значит, построившего ее политика можно признать великим. Ататюрк, основатель Турецкой Республики, бесспорно, был великим. Станет ли таковым нынешний президент Эрдоган — покажет время. Но пока, откровенно признаться, в это трудно поверить...

В мире

Состоявшийся в Турции референдум о переходе к президентской республике воспринимается неоднозначно. С одной стороны, говорят, что страна сделала еще один шаг к авторитаризму. Хотя, по большому счету, прошедший плебисцит лишь закрепил де-юре то, что уже несколько лет существует де-факто. С другой, предстоящие изменения в конституции могут, как ни парадоксально, направить Турцию на более цивилизованные рельсы, исключив участие армии в политике. При этом еще одна деталь, с которой нельзя не считаться: общество в самой Турции расколото. А все дальнейшие попытки Эрдогана свернуть страну с европейского пути (то, что они будут предприниматься, на мой взгляд, очевидно) неизбежно рискуют спотыкаться об этот раскол. И еще не факт, что система, выстроенная (скорее, даже выстраданная) Ататюрком сто лет назад, позволит вот так просто и легко выбросить себя на свалку истории. 

Если Турция рванула вправо лет десять назад (для многих тогда еще незаметно), то Франция может это сделать сейчас, если на выборах в воскресенье (во втором туре) победит Марин Ле Пен. Пока, правда, большинство экспертов и социологов прочат викторию центристу Эмманюэлю Макрону. Но после неожиданной для многих (в том числе автора этих строк) победы Дональда Трампа в США поостережемся столь резво кричать «гоп!» Тем более что разрыв между фаворитами сокращается. И от триумфального настроения, царившего в штаб-квартире Макрона после первого тура президентских выборов не осталось и следа. Ему на смену пришли тревога и опасения, что 7 мая не все пройдет так гладко, а перспективы у Макрона получить ключи от Елисейского дворца не столь радужные, как совсем недавно представлялось. Словом, есть вероятность, пусть и не столь большая, что главой Пятой республики на ближайшие пять лет впервые станет женщина, причем с резко правым уклоном. Устоит ли в этом случае сама Пятая республика? Большой вопрос. Тогда уж можно будет проверить, кто более велик — Ататюрк или генерал Де Голль.

Пока что лидером в этом неофициальном рейтинге «великости» остаются Джордж Вашингтон и его соратники, основавшие в свое время политическую систему США. За двести с лишним лет она лишь немного трансформировалась, однако вынуть или поменять стержень не удавалось никому. Не удастся, похоже, и 45-му президенту Дональду Трампу, отметившему недавно символические сто дней пребывания у власти. Любопытно, что рейтинг Трампа в этот первый период правления стал самым низким с 1945 года — около 40 %, в то время как у его предшественников превышал 50 %.

Но главное не в этом. Главное в стабильности самой системы, основанной на сменяемости власти и способной выдержать любой удар со стороны политиков. Ни сумбурные планы подружиться с Россией и наказать Китай, ни угроза отдать под суд Хиллари Клинтон и выслать в одночасье всех мусульман, ни роспуск НАТО... Ничего из этого не могло осуществиться, не потому, что Трамп плохой политик. А потому, что в США очень эффективная система, защищающая саму себя. За эти три месяца она прекрасно продемонстрировала прочность политических элит, которые способны затормозить и отменить любые неугодные им инициативы. Суды заблокировали «запрет на въезд мусульман». Депутаты Конгресса — внутренние реформы. Либеральные СМИ не смогли дискредитировать Трампа в глазах его собственного электората, а перед журналистами даже американский президент вынужден был отступить. Полагаю, что именно в угоду общественному мнению Трамп решил немного покуражиться в духе крутого парня. Его удары по Сирии, сбрасывание «матери всех бомб» в Афганистане и острая конфронтация с КНДР, заставившая говорить о возможности третьей мировой войны. Да, Трамп в последнее время натворил немало, прямо скажем, странных вещей. Но, по сути, если отбросить все эти его действия с элементами шоу, самое главное — экономика. Возвращение американских производств домой и снижение налогов может реально сделать Америку более конкурентоспособной. Все остальное вторично. В этом Трамп, несомненно, сходится с абсолютным большинством американцев.

В Беларуси

У нас тем временем подводят итоги очередного этапа непростого выяснения отношений с главным союзником. Белорусские чиновники радостно рапортуют: дескать, Москва снова будет давать по 24 млн т нефти в год. Телевидение преподносит это как великую победу. Никто не уточняет, что такие же объемы предусматривались и до нефтегазовой войны. А в прошлом году Россия просто урезала дозу в наказание за газовую недоплату. Так стоило ли воевать, если в итоге получается, как в притче про достижение блаженства через куплю и последующую продажу козы, от которой уйма неудобств? Еще одно обещание - выдать два транша кредита евразийского фонда стабилизации и развития плюс миллиард долларов на поддержку нашего скудного бюджета — также выдается как огромный дипломатический успех. Но кредит от ЕФСР был согласован еще год назад. А этот миллиард (если он еще будет) придется отдавать с процентами. То есть долговое бремя Беларуси вырастет. Причем усилится однобокая кредитная зависимость от России.

В общем, если все разложить по полочкам, то о великой победе белорусской стороны в очередной битве заклятых союзников говорить не приходится. Равно, как и о больших надеждах на бурный экономический рост. То, что руководство страны увидело свет в конце туннеля (из апрельского послания президента народу и парламенту), — это, конечно, замечательно. Машинист априори должен видеть свет раньше, чем пассажиры поезда. Вопрос в другом: хватит ли ресурсов доехать до этого света и не заглохнуть в пути? Ведь, как показывает практика белорусской экономической модели, существенные темпы роста (на уровне 8-10 %) она способна выдавать только при большой накачке из бюджета либо внешних источников, что в конце концов неизбежно приводит к гиперинфляции и, как следствие, к застою. Если же брать за основу наметившийся рост в десятые доли процента, то он равносилен рецессии, поскольку: а. все равно значительно ниже уровня инфляции и б. такие темпы не могут (по мнению экспертов) обеспечить макроэкономическую стабильность и рост благосостояния в обозримом будущем.

Как изменить эту ситуацию? Само слово «изменить» имеет общий корень со словом «перемены». Перемены нужны во многом: в экономической политике, общественных отношениях, да и в самой власти. Спрос на них в обществе есть. Готова ли власть услышать эти сигналы? В последнее время много говорится о неком диалоге между властью и людьми. Пока, к сожалению, такой диалог если и происходит, то имеет характер весьма специфический и эпизодичный. Многие вопросы по-прежнему обсуждаются и решаются в рамках узких заседаний во главе с начальником или президиумом. Не внушает оптимизма и основной посыл, сделанный главой государства в ежегодном послании: «Нужна новая концепция — заставить каждого работать». Ну как тут не вспомнить проверенную веками библейскую мудрость о том, что все новое — хорошо забытое старое? Вот только надо ли с упорством, достойным некоторых героев Салтыкова-Щедрина, продолжать заливать новое вино в старые, безнадежно протекающие мехи?

В регионе 

Местная власть пообещала наконец взяться за дороги. Похвально. Ибо состояние последних уже отнюдь не позволяет считать их предметом национальной гордости. Тем более, в самом западном регионе страны: всего несколько сот метров через мост, и дорожное полотно выглядит совершенно по-другому, и внешне, и по ощущениям автомобильной подвески. О безопасности и вовсе помолчим. В свое время Роберт Рождественский высказал крылатую фразу: «В слове «дорога» звенит цена». Ее смысл глубже, чем может показаться на первый взгляд. Понятно, что хорошая дорога стоит недешево. Но плохая — во сто крат дороже. Хорошая дорога имеет высокую цену, но и высокую ценность, в отличие от просто направления. В ней — не только прямые расходы и доходы. Но и цена имиджа страны, конкретно взятого региона, а значит, и цена инвестиций, экономического потенциала. Вложения в дороги никогда не будут лишними, если расходуются эффективно. Как собирать эти средства? - уже другой вопрос, также активно обсуждаемый в последнее время. Казалось бы, закон о т. наз. дорожном сборе действует три года, а споры по нему все не стихают. Пожалуй, это и есть причина вновь поговорить о качестве нашего законодательства. Звучащее, в том числе от многих брестчан, предложение включить этот сбор в стоимость автомобильного топлива представляется мне самым разумным и справедливым: кто сколько ездит, тот столько и платит. Почему такой вариант даже не рассматривается, никто не объясняет. Вот вам и еще один повод порассуждать о диалоге.

Борис Павловский

832
0

Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
Все познается в сравнении, утверждали философы эпохи Просвещения. Когда в 2014-м Беларусь...
494
0
Ежедневно открываю электронный ящик, а там десятки новых сообщений. Среди них и весьма, на...
874
1
Одним из центральных событий последних дней стала встреча глав государств и...
801
3
Мир гаджетов все больше подменяет мир реальный. Это тренд, который способен перевернуть...
813
1
За год после деноминации вы стали жить:






Ответить
usd 1.93 1.94
eur 2.18 2.21
rur 3.22 3.28
+выбрать лучший курс
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить
Вы используете устаревший браузер.
Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров:
mozilla chrome opera safari